Санатории РоссииРейтинг санаториев, пансионатов и курортов России — 50 лучших здравниц
Санатории России Детские санатории Санатории Подмосковья Санатории Ставрополья Санатории Краснодарского края Санатории Башкирии Санатории Алтая

Библиотека курортолога«V Международный конгресс Восстановительная медицина и реабилитация» → РАДОНОТЕРАПИЯ В РАННЕЙ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ У БОЛЬНЫХ ПРИ ЭНДОМЕТРИОИДНЫХ КИСТАХ ЯИЧНИКОВ

РАДОНОТЕРАПИЯ В РАННЕЙ ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОЙ РЕАБИЛИТАЦИИ РЕПРОДУКТИВНОЙ ФУНКЦИИ У БОЛЬНЫХ ПРИ ЭНДОМЕТРИОИДНЫХ КИСТАХ ЯИЧНИКОВ

Ахкубекова Н. К., Истошин Н. Г., Терёшин А. Т., Затона Б. Ф.

ФГУ «Пятигорский ГНИИК», г. Пятигорск

Наружный генитальный эндометриоз (НГЭ) в структуре гинекологической патологии встречается у 8-15% женщин, вызывая в 48-72% случаев нарушение репродуктивной функции (Кулаков В. И., Адамян Л. В., 2000; Волков Н. И., 1997). Частота наступления беременности при гормонотерапии НГЭ колеблется от 30 до 50%, после эндокоагуляции эндометриоидных гетеротопий — от 39,8 до 42%. Имеется положительный опыт радонотерапии нарушений репродуктивной функции у больных с НГЭ (Луговая Л. П., 1983-2001; Урвачёва Е. Е., 2001). Радонотерапия оказывает нормализующее влияние на корково-подкорковые взаимоотношения, гипоталамо-гипофизарно-яичниково-надпочечниковую систему, анальгезирующее, седативное действия. В научной литературе отсутствуют данные об использовании радонотерапии нарушений репродуктивной функции в послеоперационном периоде при эндометриоидных кистах яичников (ЭКЯ), что и явилось целью настоящего исследования.

В связи с этим мы изучили влияние радонотерапии у 46 больных в возрасте 25-35 лет (в среднем 28,6±3,7 лет) в послеоперационном периоде при ЭКЯ. У всех женщин при лапароскопии были обнаружены ЭКЯ.

Все больные в течение 3-8 лет (в среднем 6,4±2,1лет) лечились по поводу (31 — первичного, 15 — вторичного) бесплодия. Ранее все больные по поводу лечения бесплодия получали бальнеолечение (38), физио- (46), фармако- (29), гормонотерапию (12). Мужской, трубный и иммунологический факторы бесплодия были исключены.

Все больные проходили определение концентрации в плазме крови на 5-7 день менструального цикла половых стероидов, ФСГ, ЛГ, адренокортикотропного гормона (АКТГ), пролактина (ПРЛ), кортизола (К) иммуноферментным методом, серотонина ©, адреналина (А), норадреналина (НА), дофамина (Д), гистамина (Г). Содержание С определяли в плазме крови флюорометрическим методом с применением 0-фтальевого альдегида 5, содержание А, НА, Д в одной порции мочи по методу Э. Ш. Матлиной, Г в моче — по методу И. Л. Вайсфельда и Р. Ф. Ильичевой.

У 33 (71,7%) больных были жалобы на болезненные менструации, у 19 (41,3%) — длительные и обильные менструации, у 24 (52,2%) — боли при половых актах, у 13 (28,3%) — периодические боли внизу живота и пояснично-крестцовой области, у 39 (84,8%) — общую слабость, утомляемость, снижение трудоспособности, у 22 (47,83%) — повышенную раздражительность, головокружение, головные боли.

Из сопутствующих заболеваний у больных ЭКЯ отмечены хронический холецистит (6), хронический холецистопанкреатит (3), хронический колит (2), язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки (2), гастрит (4), гипертоническая болезнь 1 ст. (4), тромбофлебиты вен нижних конечностей (4), остеохондроз шейного, пояснично-крестцового отделов позвоночника (7). Таким образом, у 22 (47,8%) больных была выявлена соматическая патология, затрудняющая проведение длительной гормонотерапии. Кроме того, у 35% больных выявлены аллергические проявления и/или непереносимость к различным фармакологическим препаратам.

У больных ЭКЯ средние уровни ФСГ, ЛГ в 1,8-2,3 раза (4,13±0,82 МЕ/л 12,44±1,23 МЕ/л) превышали норму (7,54±1,32 МЕ/л,4,36±1,17 МЕ/л соответственно). Концентрации ПРЛ и К были повышены (546,32±67,81 мМЕ)мл и 137,23±14,82нг/мл по сравнению с нормой (332,62±27,34 мМЕ/мл и 94,21±21,32 нг/мл соответственно), АКТГ — на уровне верхних границ нормы (92,12±1,27 нг/мл), ПРЛ и К — повышена (526,42±38,67 мМЕ/мл и 127,32±14,18 нг/мл соответственно). Можно предположить, что увеличение синтеза К является ответной реакцией на напряжение адаптационных систем организма и алгического синдрома у больных с ЭКЯ, а также дефицитом белковосвязывающей способности крови или же изменением процессов метаболизма и инактивации их в печени. По нашему мнению рассогласование между выработкой АКТГ и К объясняется: 1) повышенной возбудимостью гипоталамо-гипофизарной системы; 2) нарушением функции гипоталамических центров, регулирующих синтез кортиколиберина. Таким образом, рассогласование в центральных и периферических механизмах адренокортикотропной активности у больных с ЭКЯ можно рассматривать как реакцию дезадаптации.

Средний уровень А (29,34±1,82 нмоль/л), НА (73,24±11,13 нмоль/л) и Д (1994,73±127,34 нмоль/л) был снижен по сравнению с нормой (48,92±11,54 нмоль/л, 121,13±11,52 нмоль/л и 3075,39±152,72 нмоль/л соответственно), что свидетельствует о снижении резервных возможностей симпатико-адреналовой системы и синдрома психоэмоционального напряжения у больных с ЭКЯ. Снижение коэффициента НА/А указывает на преобладание активности гормонального звена симпатико-адреналовой системы. Содержание С в крови у больных ЭКЯ составило 0,72±0,09 мкмоль/л (норма — 0,35±0,02 мк/моль/л; р<0,05). По-видимому, снижение уровня Д может быть следствием поражения как самих дофаминергических структур гипоталамуса, так и результатом угнетения их функции избыточной секрецией С. Мы считаем, что повышение концентрации С в крови является компенсаторным механизмом на алгический синдром у больных ЭКЯ, т. к. в экспериментальных условиях установлено, что при раздражении серотонинергических церебральных структур наступает антиноцицептивный эффект. Степень повышения С в крови не коррелирует с выраженностью болевых ощущений и в большей мере, по-видимому, зависит от длительности НГЭ.

Экскреция Г у больных с ЭКЯ была повышена (1189,784±112,457 нмоль/л) по сравнению с нормой (769,813±192,574 нмоль/л), имея тенденцию к повышению по мере длительности алгического синдрома и бесплодия (р<0,05). Мы склонны считать, что экскретируемое повышенное количество Г связано со снижением процессов его инактивации и длительным алгическим синдромом.

После радонотерапии концентрации ПРЛ, К и С в крови приближалась к норме (346,23±11,37 мМЕ/мл, 97,96±18,18 нг/мл и 0,36±0,02 мкмоль/л соответственно). Экскреции А, НА, Д и Г имели тенденцию к нормализации (49,36±10,21 н/моль/л, 119,26±9,59 н/моль/л, 3098,57±136,43 н/моль/л и 836,249±117,136 н/моль/л соответственно).

После радонотерапии у 38 (82,6%) больных повысились работоспособность, у 21 (45,7%) — исчезли психо-эмоциональные и вегето-сосудистые нарушения, у 21 (45,7%) — боли при половых актах, у 29 (63%) — болезненные менструации.

Беременность в течение 1 года наступила у 29 (63%) больных. Средний возраст забеременевших составил 27,1±0,4, незабеременевших — 32,3±0,9 лет. Из 31 пациентки с первичным бесплодием беременность наступила у 18 (58,1%) и у 11 (73,3%) из 15 — с вторичным бесплодием. При анализе частоты наступления беременности в зависимости от длительности наблюдения было выявлено, что все 29 беременностей наступили в течение первых 7 мес. после лечения и самый большой процент (89,7%) наступления беременностей выпадает на первые 4 мес. после окончания радонотерапии. Начиная с 8 мес. после лечения наступления беременности не происходит.

Из 17 незабеременевших больных в течение года у 8 (47,1%) из них появился гениталгический синдром, у 9 (52,9%) — альгоменорея, у 4 (8,7%) — периодические боли внизу живота и пояснично-крестцовой области.

Таким образом, при отсутствии беременности свыше 7 мес. после оперативной лапароскопии с последующей радонотерапией следует ставить вопрос о необходимости проведения дополнительного обследования с целью выработки дальнейших адекватных лечебно-реабилитационных мероприятий.

Предыдущая страница| К оглавлению | Следущая страница


Яндекс.Метрика